Эдуард Лимонов Чужой в незнакомом городе. www.clpbzzjueusoo.narod.ru
Эдуард Лимонов Чужой в незнакомом городе Константа  5-7622-0005-1

Чужой в незнакомом городе

Эдуард Лимонов


  • ISBN: 5-7622-0005-1
  • Жанр книги: Современная проза

Чужой в незнакомом городе:

СодержаниеКогда поэты были молодыми → Часть 6

Когда поэты были молодыми

Часть 6

«Открой рот»,  — попросил Андрюшка.

«Я три часа к вам шел, через всю Москву»,  — объяснил поэт. И открыл рот.

Фельдшер Лозин подтвердил, что Ворошилов прав, у поэта во рту цинга. И что сегодня уже поздно, но завтра он поведет поэта к знакомому доктору. У фельдшера Андрюхи было множество знакомых докторов, потому что мама фельдшера была доктор и в настоящее время находилась в Бухаресте, на должности доктора советского посольства. До этого мама работала доктором в советском посольстве в Пекине. Андрюха, которого мама еще в нежном возрасте запихала в фельдшерскую школу, медицину не любил, он хотел быть художником. В описываемое время он несколько ночей в неделю ходил на малолюдный заводик недалеко от дома и спал там, безуспешно ожидая что кого-нибудь из рабочих окатит горячим маслом или раздробит палец машиной. Увечья случались редко и сэкономленный от увечий спирт Андрюха приносил домой. Его с удовольствием поглощал сам Андрюха и его друзья и квартиранты.

«Нужно очень стараться, чтобы заболеть цингой в Москве, да еще летом,  — констатировал Андрюха совсем невеселым тоном.  — Боюсь что придется тебя госпитализировать. Слишком далеко зашла болезнь. Почему ты не позвонил мне, Эд? »

«Я надеялся что пройдет,  — сказал поэт.  — Думал хуйня, ничего страшного…»

«Бля, нельзя быть таким мракобесом,  — молодая борода Андрюшки выглядела сердито, фельдшеру было всего двадцать лет.  — В один прекрасный день, Эд, ты как-нибудь протянешь ноги…»

Поэт пожал плечами. Он был на несколько лет старше Андрюшки, и возможность протянуть ноги теоретически понятная ему, практически не волновала его воображение. Пренебрежение же здоровьем было распространено среди подвально-нелегально неофициальной фауны Москвы тех баснословных лет. Через пару лет их общий друг Виталий Стесин (он и познакомил поэта с Андрюшкой), сковырнул прыщ и лежал себе один на Луковом переулке с заражением крови и температурой 41 градус, не подозревая о том, что у него заражение крови. Случайно зашедший к нему общий приятель доктор Чиковани обнаружил умирающего дурака, и, вызвав скорую помощь, отправил художника в больницу. И тем спас ему жизнь…

Бутылку водки он объявил личной бутылкой. И выпил ее всю сам, немилосердно обжигая бедный свой рот. Ворошилов и фельдшер выпили, разбавив ее водой, бутылочку спирта. Пришел поэт Алейников и еще один тип — Володька Воронцов, и вся компания решила отправиться на Всесоюзную Сельскохозяйственную Выставку пить пиво. Большая, на сотни посетителей рассчитанная пивная на открытом воздухе (голубая, деревянный шатер-помост, похожая на эшафот), привлекала молодежь открытым воздухом и еще тем, что грубо нарезанные куски костистой воблы очень часто бывали в наличии. «Ты Эд, оставайся. Поспи…» — Андрюша с жалостью оглядел поэта, провалившегося в кухонный стул.

«Не, я с вами»,  — поэт встал, покачиваясь. Длинные и не очень чистые волосы поэта были распарены и мокры, свитер, рубашки и потный пиджак липли друг к другу и глупейший шарфик сбился, прилипнув к горлу. Растрепанный больной поэт напоминал может быть другого поэта, но французского, мсье Исидора Дюкаса в ночь загадочной смерти его. Ребята взяли пару бутылочек спирта, Ворошилов и Алейников подхватили поэта под руки, и вся компания вывалилась в знойный тропический день.

Возле скульптуры «Чучелов» они сошли с трамвая. По необъятным асфальтовым полям, накаленным и размягченным за лето, они дошли до входа в «мечту пьяного кондитера», в советский Диснейленд, на территорию Сельскохозяйственной выставки. Каждая советская республика имеет там свою пагоду, и республики вот уже десятилетиями соревнуются в изобретательности и оригинальности во внешнем и внутреннем убранстве пагод. Помимо пятнадцати республиканских пагод, храмы животноводства, зерновых культур, храмы культур фруктовых и огородных, возвышаются на территории. Подобно ацтекам приходят советские граждане на ВДНХ поклоняться пшеничному колосу и кукурузному початку. Статуи быков, оленей и лошадей украшают территорию. Но красивее и милее всех сооружений для маленького отряда, продвигающегося между пагод и тенистых больших деревьев ВДНХ, был шатер,  — пивной голубой храм.

Они провели на территории советского Диснейленда несколько часов до самого закрытия. Они выстояли вначале в длинной и широкой муравьиной очереди вместе с сотнями таких же как и они энтузиастов и приобрели каждый по восемь (! ) кружек пива и по паре порций костистой воблы на вэдээнховских тарелках. Затем они с боем добыли места у края эшафота. Таким образом они могли спрыгивать с эшафота, когда было желание и в несколько прыжков достигать ближайших колючих зарослей. Юноши наши предпочитали удовольствие писать на открытом вольном сельскохозяйственном воздухе неудовольствию писания в пивном туалете. Поэт Алейников утверждал, что туалет воняет гнилыми креветками.

Закладки

Увы, все удовольствия когда-то обрываются. Я поднял горячую…

«Ну… — Леопольд, заказав бутылку неизвестного мне вина, разглядывал…

Выяснилось, что у магазина есть вторая витрина. Эта витрина…

Больно мне? Здания на Реомюр мрачнее обычного, их окрасила…

И стал я жить в «Эмбасси». Из прежних знакомых заходил ко…

Сознаюсь, в начале я подумал, что это подстроенный паблисити…

Мы протолкались через черных и вошли в холл. Но и в холле…

Мириамм обмолвилась, что не весь город напоминает только…

«Множество спасиб,  — сказал он.  — Ты что, завел собаку, Эдди?…

«Sure,  — признал я, и захохотал — Потому что Fire,…

Но вернемся к деснам поэта. С опухшими деснами, ежесекундно…

Было четыре утра. На 57-й улице мело так, как будто над…

Вторая по значению девушка в Иностранном Сервисе Альбан…

На железнодорожной станции незнакомого города меня встретила…

«Кто она? » «Его дама. Она знает, что он желе в постели.…

«Потому что я никогда не был наверху, Леопольд… И кто же…

О том что поляк стал римским папой, мы узнали вгрызаясь в скалистый…

Дальняя сторона площади не имела строений, но ограничиваемая…

Поэт настоял на том, чтобы и ему налили спирта в кружку…

Используются технологии uCoz